Interview


IAN GILLAN, IAN PAICE


Matthias Breusch, "Rock Hard", October 2003
Перевод: Олег Недоспасов (olegned22@yahoo.de) для www.deep-purple.ru


      -Когда пять лет назад появился ваш альбом "Abandon", некоторые средства массовой информации обозвали вас "дедушками тяжелого рока". Ваше кредо: хоть нам и за пятьдесят, но рок-н-рольное сердце бьется также, как в двадцать. Вы сумели приспособиться к современному безумному музыкальному бизнесу?

Гиллан: Для меня важно одно: пока есть достаточно силы, страсти и самоотверженности, найдутся люди, которые охотно придут на концерт. И тогда уже все продолжается автоматически, и это логично. Я хорошо помню, как я был ребенком и слушал пластинки Элвиса Пресли, Бадди Холли, Литтл Ричарда, Мадди Уотерса, Нэт Кинг Кола, Фэтса Домино или Эллы Фитцджеральд. Несколько лет назад в одном споре о том, имеет ли "динозавр" право на существование сейчас, я подумал, что большинство музыкантов, которые мне нравились, переживали в возрасте около пятидесяти самое лучшее время, потому что именно в этом возрасте они создавали лучшие творения. Я думал, что среднюю часть диапазона своего голоса я не любил никогда. Однако пять лет назад я понял, что именно эта часть позволяет звучать так, как мне хочется. Серьезно! Я первый раз за свою карьеру полностью удовлетворен звучанием собственного голоса на альбоме "Bananas". Конечно, я люблю много песен из ранних альбомов и я горд тем, что сделала наша группа. Однако некоторые песни до сих пор не могу слушать из-за того, что мне не нравится, как звучит мой голос. И вот теперь, когда я достиг того, что мне нравится свой голос, вопрос возраста больше не имеет значения. Я чувствую себя прекрасно в свои пятьдесят восемь лет.

Пэйс: Конечно, иногда высказывания журналистов действуют на нервы. Но тут важно одно: мы до сих пор существуем. Есть только два варианта: или мы сами решим, что пора остановиться, или люди перестанут покупать билеты на наши концерты и начнут игнорировать наши пластинки. Ни один журналист в мире не будет решать - нужны мы или нет.


      -Ваш гитарист Стив Морс производит очень приятное впечатление, причем не только как гитарист, но и как человек. Насколько он изменил вашу жизнь внутри группы за последние десять лет?

Гиллан: Стив прост и гениален.

Пэйс: Он даже в самолете играет на гитаре. Включает после старта автопилот, и берет гитару. (Примечание: Стив Морс был пилотом пассажирских авиалиний, владеет собственным аэродромом во Флориде).


      -Вы скучаете по вашему легендарному клавишнику Джону Лорду?

Гиллан: Джон постепенно покинул группу. О своем уходе он заговорил еще пять лет назад. Ему не нравились бесконечные гастроли, он стал терять интерес. Мы никогда об этом не говорили, но чувствовалось, что его энтузиазм уменьшался. Мы пытались восполнить этот вакуум, и каждый очень старался. Честно говоря, мы были очень благодарны Дону Эйри за его вдохновение, энергию и огромное желание быть в группе, потому что мы поняли, что нас снова пятеро. В этот момент мы нисколько не скучали по Джону. Если говорить историческими мерками, то, конечно, Джон - гигант. В то же время для нашей группы это был самый подходящий момент что-то изменить.

Пэйс: Очень важно получать удовольствие от двух часов на сцене, когда остальные 22 часа в сутки не радуют. Невозможно перестраиваться как машина. Рок-н-рольная группа - это единое целое. Или все получается на 100 процентов, или не получается совсем. 99 процентов определенно не хватает. И когда этого одного процента не хватает, концерт перестает быть праздником и превращается в тяжелую работу. Кроме того, вся жизнь у нас проходит в дороге, и мы должны это любить. Спрятаться или скрыться невозможно. Публика сразу почувствует, если кому-то не нравится играть, а музыканты в группе - в первую очередь. Когда это происходит, уже ничего не поделаешь. Я не критикую Джона. Он просто хотел заняться другим делом.


      -У вас опять сейчас будет умопомрачительное кругосветное турне?

Гиллан: Мы только в России будем играть 22 концерта, а весь тур будет длиться как минимум один год. Для Deep Purple это не так долго. Объясняется это тем, что запись последнего альбома доставила нам много удовольствия. По окончании тура - сразу в студию. Смысл карьеры музыканта состоит в том, чтобы как можно чаще выступать. Это показатель жизненной силы. Мы играем в среднем по пять-шесть концертов в неделю.

Пэйс: Конечно, мы путешествуем комфортно, то есть мы не ездим в микроавтобусе с инструментами на коленях.

Гиллан: Я помню один тур со своей группой, который мы назвали тогда "17 Tour", потому что было 17000 миль, 17 стран, 17 первых концертов подряд без выходных. Спать приходилось в автобусе. Никогда не забуду свою самую первую поездку в Германию в шестидесятые годы. Я был с группой, которая выступала шесть раз в день, а в выходные - восемь. По сравнению с этим поездки с Deep Purple - отдых.


      -Вопрос к Иэну Пэйсу. Как вы себя чувствуете в качестве единственного оставшегося участника первого состава группы? Немного странно, не так ли?

Пэйс: Нет. Если рассуждать логически, то странным это не выглядит. Я был на два-три года моложе Джона, Ричи, Ника Симпера и Рода Эванса, когда мы начинали вместе играть. Если бы тогда в 1968-м году мы бы поспорили о том, кто в 2003-м останется в группе, я был бы фаворитом.

Гиллан: Я хорошо помню первые три альбома. Я был большим поклонником группы и сразу же покупал эти альбомы, когда они появлялись в продаже. Группа была очень популярна, хотя в Англии в то время была в моде другая музыка. После того как мы пришли с Роджером, произошло радикальное изменение.

Пэйс: Некоторая музыкальная замкнутость объяснялась голосом Рода Эванса. Он был подходящим певцом для баллад и неплохо справлялся со своей работой, но нас его стиль немного ограничивал, когда мы сочиняли песни под него. Когда пришли Иэн и Роджер, они внесли свой узнаваемый почерк. После этого мы, наконец, смогли осуществить то, что раньше не получалось.


      -Кроме песни Hush и инструментальной композиции Wring That Neck вы ничего не исполняли на концертах из репертуара первого состава. А ведь там есть отличные песни. И, кроме того, есть очень хорошие песни, которые исполнялись с Дэвидом Ковердэйлом, Гленном Хьюзом и Томми Болиным.

Пэйс: Когда образовался второй состав группы, мы решили все делать заново и сконцентрировались только на новом материале. Мы даже не принимали во внимание старые песни первого состава, потому что, по сути, образовалась новая группа. Конечно, много старых песен до сих пор хорошо звучат, но они практически ничего не имеют общего с нынешним составом, то есть с нами. Это касается и состава с Ковердэйлом. С ним была совсем другая группа, которая сочиняла под его голос и стиль. Огромная разница по сравнению с тем, как поет Иэн. Это просто несопоставимо. И если Иэн начнет петь песни Ковердэйла, мы превратимся в подражателей, и это будет не Deep Purple.

Гиллан: Кстати, Hush мы играем до сих пор, потому что Стив заставил (смех). Еще в самом начале он сказал: "Что? Вы не играете Hush?! Невероятно! Это же был хит номер один в Америке!" Потом он приставал чуть ли не каждый день с этим, пока мы не сказали: "Ладно. Будем играть".

Пэйс: Нам нравится играть эту песню. Самое главное - публика очень довольна. На бис ее играем.


      -У некоторых поклонников группы есть желание увидеть концерт, на котором бы выступили все участники Deep Purple, как нынешние, так и бывшие.

Гиллан: Это будет похоже на цирк. Меня на этом концерте не будет.

Пэйс: А кроме того, ситуация не будет контролироваться. Речь идет не о каких-то дополнительных музыкантах. Это будет просто сборище людей. С профессиональной точки зрения просто невозможно все сделать правильно.


      -Как вам удается поддерживать такой высокий уровень мастерства. Ваш стиль узнаваем, и вас ни с кем невозможно спутать.

Пэйс: Я об этом не думаю. Я не анализирую себя, и не пытаюсь себя сравнивать с кем-нибудь другим. Я пытаюсь сохранить свой собственный стиль. Мне нравиться смотреть на других барабанщиков, но недолго, потому что если долго смотреть, захочется попробовать играть также, и это будет катастрофа. Среди молодого поколения музыкантов есть очень талантливые, которые в десять раз больше меня информированы. Я, по большому счету, не делаю ничего нового по сравнению с тем, что делал тридцать лет назад. Может быть, сейчас я немного эффективнее использую энергию. Когда мне было двадцать, я без сил уходил со сцены, а сейчас могу сыграть два концерта в день. Моя философия проста: всегда нужно стремиться найти тот магический баланс между силой и контролем, а когда найдешь - возможно все.


Home   WWW . DEEP-PURPLE . RU



www.corp-mobile.ru - безлимитные тарифы по самым низким ценам в Москве.
Выгодно! Гидромассажные бассейны спа paragon. Теперь
табулатура