Interview


ROGER GLOVER

Интервью немецкому фэн-клубу Deep Purple "The Aviator".

28.8.2001 Germany
http://www.the-aviator.de/diesdas/interviews/p_glover_2002.htm

Русский перевод: Олег Недоспасов, olegned@lycos.de


      -Прежде всего, поздравляю с выходом альбома "Snapshot". Альбом получился отличный, и мне он очень нравится. Разнообразные стили, хорошие песни - это отличительные черты типичного альбома Роджера Гловера. Ты должен быть доволен...

-Спасибо! Я бы сам не смог лучше сказать (смех). Я очень доволен альбомом. Некоторые песни были написаны давно, и поэтому было желание что-нибудь с этим сделать. Проблема заключалась в моём голосе. Было бы здорово, если бы я мог петь, но я не люблю свой голос. Однажды я понял, что у некоторых моих любимых певцов нет голоса. Например, Bob Dylan, Ry Cooder или Randy Newmann. У них у всех ужасные голоса, но, несмотря на это, они мне нравятся. Вряд ли кто-нибудь может назвать их голоса идеальными, но все они являются яркими личностями, которые могут отразить это в музыке. Мой голос, к сожалению, не может быть таким выразительным, как мне бы хотелось, поэтому я должен был искать певца. Это было довольно трудно. Обычно поиски начинаются с сессионных певцов. У них поставленные голоса и широкий диапазон, поэтому они могут брать любые ноты. Однажды я услышал певца по имени Randall Bramblett. У него очень выразительный блюзовый голос. Мы встретились и сразу нашли общий язык. Даже сразу написали несколько песен. Randall - очень приятный человек, и его голос вдохновил меня написать ещё несколько песен. Получилось примерно три недели в студии. Однако сначала потребовалось три года, перед этими тремя неделями...

      -В какой студии вы записывались?

-Это "Acme Studios" в Mamaroneck, New York. Там я микшировал юбилейные издания "Machine Head" и "Who Do We Think We Are". Это маленькая и неприметная студия. Со стороны даже трудно понять, что там внутри. Заходишь через чёрную дверь, спускаешься вниз по лестнице, а потом вдруг такое! Звукорежиссёр Peter Denenberg - профессионал высочайшего класса. Это было очень важно для альбома. Благодаря ему запись прошла легко и просто. Было здорово - не быть продюссером, а быть просто музыкантом и играть свои песни на акустической гитаре совместно с другими музыкантами. Несколько раз сыграли песню, потом становится ясно, как делать аранжировку, а потом можно записывать. И никто не говорил что-нибудь вроде : "Можешь ещё раз басовый барабан записать? И ещё раз. И ещё раз...А теперь рабочий барабан". Позиции микрофонов тоже нас не так сильно интересовали, как это обычно происходит. Как правило всё время приходится что-нибудь менять. Когда мы были готовы к записи, мы просто записывали, поэтому всё прошло легко и приятно. В первый день записали пять песен. "Burn Me Up Slowly", "Nothing Else", "What You Don't Say" и … Не помню оставшиеся две. После этих пяти песен была пауза в полгода. Потом, наконец-то, нашёл время и за неделю записал всё остальное. Вот поэтому альбом и называется "Snapshot".

      -Как ты раньше говорил, этот альбом - очень эмоциональный. Ты, конечно, в песнях рассказываешь о собственные переживаниях...

-Да. По крайней мере в некоторых из песен. Все песни о жизни, но не все о моей. Прошедший год был очень эмоциональный. Если честно, не очень хороший для меня. Я должен был решать некоторые личные проблемы, и об этом тоже говорится в моих песнях.

      - Название группы очень странное. Почему "The Guilty Party"?

-Потому что хорошо звучит. "Glover's Guilty Party" - звучит отлично, особенно буквы G в первом и втором слове. Сегодня прочитал в газете, что некоторые фирмы специализируются на том, что придумывают названия для разных продуктов. В зависимости от того, что это за продукт, имя должно звучать жестко или мягко. Название очень важно для того, чтобы лучше эти продукты продавать.
      А ещё я хотел использовать это название, потому что я не хотел, чтобы на обложке было только моё имя. Я не очень хорошо себя чувствую в роли главного действующего лица. Мне приятнее быть частью группы. Конечно, я главный на этом альбоме, но я хотел показать, что я в группе, поэтому понадобилось название для неё.
      Я не хотел повторять ошибку многолетней давности, которую я сделал когда-то с Ронни Дио. Когда мы записывали "The Butterfly Ball", он пел ещё на сингле "Love Is All". Это был первый "золотой" диск у него, то ли в Голландии, то ли во Франции. На этом сингле (как и на альбоме) стояло название "Roger Glover & Guests". Имя Ронни Дио там не было, хотя он там пел. Много лет спустя он сказал мне, что это было очень болезненно для него. Его вклад в той записи был огромен. А когда он мне рассказал о том, что он тогда чувствовал, мне было очень неприятно.
      Я не хотел повторять эту же ошибку теперь. Randall Bramblett точно также важен для альбома "Snapshot", поэтому на обложке должно быть его имя.


      -Моя любимая песня на пластинке "Snapshot" - "The Bargain Basement". Её поёт твоя дочь Gillian. У неё очень сильный и приятный голос. Несколько лет назад ты записал пластинку "Gillan & Glover". Как насчёт того, чтобы выпустить альбом "Gillian & Glover"?

-(смех) Ирония заключается в том, что 80% из всех называют Гиллана "Gillian". Это его приводит в бешенство (смех). Причем происходит это во всём мире. "Ahhh, Mr. Ian Gillian, hello…" (смех)

      -Немцы ещё не могут правильно выговорить его имя. Вместо "Йен" говорят "Ян".

-Да, точно. Это грустно, потому что имя есть имя. Нужно проявлять уважение к чужим именам. Возвращаясь к твоему вопросу о том, должен ли я записывать альбом со своей дочерью. Это было бы здорово и надеюсь, что я когда-нибудь это сделаю.

      -У Gillian музыкальная карьера?

-Да, она сейчас в группе с названием "Revolver". Я не люблю это название. Причём имеется ввиду не пистолет, а термин от глагола "revolve", то есть вращаться. Она весело проводит время и учится тому, что значит быть в группе. Конечно, всё не без конфликтов. Она учится тому, как искать компромиссы, и это хорошо. Вообще, она довольна. Я с ней разговаривал пару дней назад. Её группа сейчас в студии, и ей всё нравится. Это меня радует.

      -Твой отец сделал фотографию для обложки "Snapshot", которая показывает тебя в четырехлетнем возрасте. Извини, что я не вкурсе...Живы твои родители?

-Да.

      - Учитывая твою занятость, трудно, наверное, часто с ними общаться. А ещё ты живешь в Америке. Нет проблем из-за таких расстояний?

-Конечно, это проблема. Правда мы уже к этому привыкли, поскольку я живу уже 23 или 24 года в Америке. Мои родители развелись. Отец живёт в Испании, мать - в Англии. Мы видимся не так часто, как хотелось бы (особенно с отцом). Я ездил к нему несколько раз в Испанию. Моя мать, сейчас, пока мы разговариваем, стоит, наверное, в аэропорту J.F.K. Она должна лететь в Англию. Она вместе с матерью моей жены гостила у нас недавно. У меня как раз был отпуск. Было здорово.
      Конечно, есть проблемы из-за этих расстояний, но я музыкант в группе, поэтому это неотъемлемая часть моей жизни. А ещё дети есть. Не хотелось бы , чтобы они говорили: "Мой папа никогда дома не бывает. Он работет". У кого такая работа, как у меня, должен с этим смириться.


      -Когда ты бываешь дома, ты, наверное, из дома не выходишь.

-Точно. Хотя всё время надо что-то делать. Пылесосить, например, или покупать чего-нибудь. Ну и так далее...

      -А когда с группой путешествуешь, это должно быть похоже на отпуск (смех).

-Моя жена всё время это говорит. А я говорю: "Нет! Это работа". Хотя жена права.

      -У тебя будет тур с новым альбомом?

-Хотелось бы, но пока ничего такого не планировал. Фирма грамзаписи один раз предложила провести концерт где-нибудь в клубе, или даже тур по клубам. Но потом я больше ничего такого не слышал. Все музыканты, наверное, согласились бы на такой тур, потому что участие в записи было событием для них, и они хотели бы играть эти песни живьём. Но произойдёт ли это? Не знаю...

      -Хочу задать тебе несколько вопросов про Deep Purple. Наверное, известие об уходе Джона Лорда было болезненным для тебя.

-И да, и нет. Конечно, неприятно, когда друг уходит из группы. Но это было хорошо, потому что уже несколько лет всё это висело в воздухе. С тех пор как Джон записал "Pictured Within", его интересовало это направление больше чем то, что делала группа. Тем временем мы записали "Ababdon". Потом "Concerto". Мы были все рады за Джона. Репетиции перед концертом в Royal Albert Hall и сами концерты были потрясающими. Чистая магия. То что Джон тридцать лет спустя вновь это сделал, можно оценивать как его личный триумф. Он немного поправил некоторые моменты, которые по моему мнению, были не очень хороши тогда в первый раз.
      Хотя это и не говорилось вслух, но чувствовалось, что Джон собирался уходить. Он уже несколько лет был недоволен ситуацией, и когда он сообщил своё решение, мы сказали : "Хорошо". Это было действительно хорошо, потому что расставание было очень тёплым. Джон это заслужил, потому что он фантастический человек. Это его жизнь, и мы должны уважать его решение. Хоть это и тяжело было для нас, но теперь нам спокойнее. У нас теперь новые ориентиры.


      -Вы обсуждали возможность роспуска группы после ухода Джона?

-Никогда! Мы даже не думали об этом.

      -Сейчас можно рассматривать Concerto-тур как прощальный с Джоном Лордом. Не находишь?

-Нет. Кто тогда мог это предвидеть? Нам было тогда известно, что он не любит бесконечные гастроли и хотел бы иметь больше времени для себя. Мы задумывались над тем, что будет дальше. Но нельзя говорить о том, что Джон должен был тогда уйти после этого тура. Жизнь продолжается независимо от того, когда именно Джон должен был уйти : раньше или позже.

      -В каком качестве Джон появится на концертах в Англии? Как гость в нескольких песнях или он будет играть все концерты полностью?

-Первый концерт в Англии будет 6 сентября. Последний концерт в Германии - 4 сентября. 5 сентября мы встречаемся с Джоном. Тогда и будем обсуждать, как должен выглядеть тур в Англии. Возможно, что будут разные мнения, но Джон согласился с тем, что он будет в качестве гостя. Дон также согласился на участие Джона, что хорошо его характеризует. Это сложная ситуация. Последний тур Deep Purple с Джоном был, к сожалению, прерван. Кстати, мы не знали, что это был его последний тур, и сознательно не объявляли об этом. Несмотря ни на что, это должен был быть обычный тур. Конечно, плохо, что из-за болезней мы должны были этот тур прервать. Потом были концерты с Доном Эйри. Нам будет неприятно, если сейчас нужно говорить Дону, чтобы он уехал в отпуск на период тура в Англии, пока Джон будет с нами играть. Джон уже покинул группу, и группа (при всём уважении к Джону) решила продолжать дальше без него. У нас сейчас новый состав: Дон Эйри - наш клавишник. А Джон - наш гость. Джон и Дон хорошо ладят друг с другом, так что всё получится. Это будет ностальгический тур, хотя он и не был так запланирован. Люди придут посмотреть на последние концерты с Джоном. Мы это делаем не из коммерческих соображений.

      -Будет ли играть Джон на новом альбоме?

-Я не знаю ответа на этот вопрос. Я могу высказать свое мнение, но это не сильно поможет.

      -И какое же у тебя мнение?

-У нас есть разные мнения в группе на эту тему, что вполне нормально. Здесь решает не один человек, а все вместе, и мы уважаем мнения друг друга. Мое мнение - только одно из пяти. Мы уже собирались вместе с Джоном, чтобы писать песни для нового альбома. Получилось несколько очень хороших вещей, которые тебе точно понравятся. Я не знаю, окажется ли что-нибудь из этого на альбоме, и будет ли это играть Джон. Я лично хотел бы, чтобы Джон был в качестве гостя, но я могу понять и другие мнения.

      -Почему вы не играете новую песню "Up The Wall"?

-Мы считаем, что её ещё нужно доработать.

      -Во всем мире ждут от Deep Purple новых песен. Когда вы будете записывать новый альбом?

-В середине октября.

      -Этого года? (смех)

-Да, этого. И делать мы это будем Лос-Анджелесе. Мы будем работать с продюссером Майклом Брэдфодом. Он, кстати, очень приятный человек.

      -Это была твоя идея с ним работать?

-Нет, это была идея Майкла! Он очень хотел быть продюссером у нас. Мы его не просили. Он сам к нам прехал, и это хорошо.

      -В прошлом году ты рассказывал, что продюссером на новом альбоме будет Phil Ramone.

-Да, был такой вариант, причём хороший. Мы встретились, и всё было хорошо. Но потом этим всё и закончилось. Так что это просто один из вариантов.

      -По-моему лучше с молодым и амбициозным продюссером работать.

-Ты говоришь с 56-летним басистом. Принимаю как комплимент (смех).

      -Прав ли я в своём предположении, что работа с таким современным продюссером как Майкл Брэдфорд, обещает отдачу в виде больших продаж?

-Нет, мы хотим меньше пластинок продавать...(пауза) Конечно, мы хотим продавать больше пластинок! Что за дурацкий вопрос??? (смех)

      -Да, ты прав. Наверное, уже поздно...

-Конечно, здорово иметь успех. Успех - не совсем то, что нас вдохновляет заниматься музыкой, но когда он есть, от этого становится приятно. И что такое успех? Моя жена сказала мне, после того, как она послушала "Snapshot": "Надеюсь, что альбом будет успешным". А я ответил : "Он уже успешный!". Для меня, например, успех - это когда альбом записан и выходит в продажу. Это самый большой успех, который я могу себе представить. Как альбом продаётся - это совсем другое дело. И с группой также. Конечно, мы хотели бы продавать больше пластинок, но мы не должны продавать больше пластинок, не должны становиться коммерческими исполнителями, не должны стремиться к тому, чтобы нас по радио каждый день передавали. Мне было интересно, почему Майкл Брэдфорд решил быть у нас продюссером. Он говорит, что мы ему нравимся тем, что мы рок-группа. Я рад этому, потому что с большим именем Deep Purple было бы легко сделать что-нибудь типа Aerosmith. Но это не является намерением Майкла. Он хочет, чтобы продавалось столько же пластинок как у Aerosmith, но при этом чтобы мы не изменились. Мы хотим оставаться честными перед теми, кто нас знает. Честно признаться, иногда трудно понять, чего от нас ждут. Нужно предостерегать себя от того, чтобы не превратиться в пародию на самих себя. Многие говорят, что нужно возвращаться к своим корням. Стив Морс был несколько лет назад тем, кто показал нам, кто мы есть. После его прихода все преобразились, причем не только как музыканты, но и как люди. Уверен, что это опять произойдет с приходом Дона.

      -Вы должны выпустить очень сильный альбом, чтобы показать, что у группы есть будущее без Джона.

-Да, это будет самый важный альбом из всех, что мы когда-либо делали. Так было всегда. Следующий альбом - самый важный.

      -Многие разочарованы, что в этот раз так долго приходится ждать выхода нового альбома. Некоторые упрекают вас в отсутствии идей, что лично я не могу себе представить. В чем истинные причины?

-Можно строить планы. Иногда из них что-то получается, иногда нет. Выглядит это так, как будто у нас никак не получется записать альбом. Но если вспомнить, что за это время происходило, то можно выделить причины этого. Одна причина - "Concerto For Group And Orchestra". Вместо того, чтобы после концертов в Royal Albert Hall идти в студию, мы сделали "Concerto-тур". Все планы были изменены. Потом ситуация с Джоном Лордом была не ясна. По моему мнению, было бы большой ошибкой идти в студию с Джоном и записывать альбом, и потом нанимать кого-нибудь, кто бы играл его партии на концертах. Мы должны были определиться, что делать дальше. Сейчас мы это сделали и идём в студию. Кроме этого, весь музыкальный бизнес изменился. Альбомы больше не продаются, а концерты проходят хорошо. Мы рады, что у нас есть своя публика во всём мире. Мы любим музыку, а не бизнес. Кроме этого, мы не можем прекратить нашу работу, потому что это незаменимая часть нашей жизни. Некоторые нас упрекают, что мы занимаемся надувательством и продаём наше доброе имя. Я бы послал их всех куда подальше. Свой успех мы заработали сами, поэтому совесть нас мучить не должна. Я считаю, что за последние 8-9 лет мы сделали чудо. Мы прошли через кризис, и теперь у нас всё в порядке, поэтому мы можем этим гордиться. Мы абсолютно уверены в том, что следующий альбом будет первоклассным. Нам известно, что мы должны выпустить сильный альбом, и именно это мы и сделаем.

      -Ещё вас критикуют за то, что вы играете одни и те же песни. Если вы уж играете только старые песни, почему бы вам не попробовать играть то, что вы никогда раньше не играли? Например, "Hard Lovin' Man", "Flight Of The Rat" или "Living Wreck". В конце концов, нет такой другой группы, у которой было бы столько отличных песен.

-Писать новые песни или репетировать снова старые в нашем случае довольно сложно. Когда мы встречаемся (как минимум для концерта), у нас очень мало времени. Мы не можем быть вместе столько времени, сколько для этого нужно. Всё должно быть организовано. Я согласен с тем, что есть много чего, что мы могли бы сделать, но это только моё мнение. Я всегда стремлюсь использовать новый материал. Однако мы играем перед публикой, для которой самое главное - услышать хиты, чтобы можно было подпевать. Кроме того, реальность такова, что мы все хиты написали в семидесятые годы. После этого мы написали много хороших песен, но это не те песни, которые знает каждый. Нам это стало понятно во время недавнего тура в Америке. Там не всегда была наша публика. Люди приходят на концерт и хотят хорошо провести время. Несколько раз нам пришлось пожалеть о том, что мы играли песни, которые не являются хитами. Поэтому для собственного выживания мы поменяли тактику, и у нас за хитом идёт снова хит. Между прочим, Scorpions и Dio поступили точно также.

      -Хорошо, для Америки этот аргумент подходит, для Германии - точно нет...

-А когда по-твоему у нас было время для репетиций? Я прилетел в Германию за два часа до концерта. В следующем году будут перемены. Думаю, что у нас будет совсем другая программа из новых и старых песен. Критику, которую ты высказываешь, высказывает меньшинство. Многие видят нас в первый раз, что является хорошим знаком, потому что наша публика меняется. Возможно, что те, кто нас смотрят в шестой или седьмой раз скучают.

      -Вы не должны забывать о старых поклонниках. Это ваша основа.

-Ты знаешь, что для меня очень важны контакты с фэнами, и я поддерживаю их постоянно. При этом то, что мы делаем, мы делаем для себя, а не для фэнов. Мы делаем то, что мы хотим. Так было всегда. К счастью, наши вкусы совпадают со вкусами многих.

      -Не скучно играть одно и то же каждый вечер?

-Нет, потому что каждый вечер песни играются по-разному. Например, "Smoke On The Water" или "Highway Star". Каждый вечер я играю на бас-гитаре их по-разному. Может не все это замечают, но для меня это важно, поэтому эти старые песни для меня каждый вечер как новые.

      -Кстати, втупление к "Smoke On The Water" сегодня (Gelsenkirchen) было другим.

-Да, сегодня была странная версия "Smoke On The Water". Расскажу почему. Во время тура в Америке у нас было максимум 75 минут, и ни минутой больше! Было довольно трудно, потому что у нас нет дирижёра, который нам указывает, как долго мы должны играть. Сегодня у нас, наконец-то, было время для игры, и это как раз то, что мы любим. Сегодняшнее вступление к "Smoke On The Water" основывается на концерте в Reno (USA), когда с нами играл Джо Сатриани. Он вышел на сцену и стал играть, а мы просто подключились. Это был магический момент. А сегодня перед концертом Пэйс сказал : "Почему бы не попробовать опять сыграть такой ритм перед "Smoke On The Water"?". Мы сказали: "Окей". Вот и всё. Остальное ты слышал (смех)

      -Вот за эту спонтанность вас и любят. Спасибо за интервью в такое позднее время.

-Мой комплимент тебе. Ты знаешь, о чём говоришь.


Home   WWW . DEEP-PURPLE . RU



Современные новостройки на юге и западе Москвы. Большой выбор и выгодные цены на сайте Move.su.
Если у вас нет компьютера, у нас можете скачать minecraft версию на андроид. Играйте на здоровье.