Interview


ROGER GLOVER


"Gitarre & Bass", November 2005
Перевод: Олег Недоспасов (olegned22@yahoo.de) для www.deep-purple.ru


      - Роджер, я был вчера на вашем концерте в Дюссельдорфе и удивлен, что вы сыграли две новые песни, хотя альбом еще не вышел. Не опасаетесь пиратских записей?

- Осталось не так много времени до выхода. Кроме того, мы часто играем новые вещи еще до выхода пластинок. Например, Highway Star, Child In Time или Speed King мы играли еще до того, как записали их в студии. Мы даже сочиняли на сцене или перед концертами, когда настраивали звук. Сейчас уже не так. Раньше не было интернета и пиратские копии было трудно достать.
      Мы просто хотели попробовать, как новые песни звучат на сцене, так что в этом случае рады не только пираты, но и мы сами, потому что если это понравится зрителям, они пойдут в магазин и купят альбом. Две стороны медали.


      - Вы научились чувствовать со временем, какая песня хороша только для студии и какая может стать хитом на концертах?

- У нас все рождается в импровизациях. Специально мы не начинаем все обдумывать заранее, мы просто играем, экспериментируем с аккордами, риффами, поэтому все песни годятся для концертов. Студийные альбомы Deep Purple - это как концерты в студии, где видно, как себя чувствует группа в определенный момент поэтому все можно сыграть.

      - Ты говорил, что у Deep Purple за легким альбомом всегда следует тяжелый. Bananas, по твоим словам, был легким. Означает ли это, что альбом Rapture Of The Deep рождался в муках?

- Действительно, так было в истории Deep Purple. Интересно, что Rapture Of The Deep нарушает это правило, хотя не сказать, что альбом получился так уж легко. В студии было много разных мнений и разговоров о том, как все правильно нужно сделать. Каждый отстаивал свое мнение. В конечном итоге все прошло хорошо, так что моя теория не оправдалась... После Bananas мы ездили с концертами два года без перерывов. Это было приятно, но мы уже соскучились по студии и все были настроены записать хорошую пластинку и поэтому в работу было вложено много энергии в работу.

      - Как бы ты охарактеризовал Rapture Of The Deep? На какой из альбомов Deep Purple он похож?

- Запись альбома - это всегда как путешествие с приключениями. Начинаешь, и не знаешь что будет в конце. Достаточно ли у тебя бензина, чтобы доехать? Так что иногда едешь, и не знаешь куда приедешь. Альбом Rapture Of The Deep похож на те альбомы, которые записывались быстро.

      - Например?

- Perfect Strangers. Альбом возник из ничего. Я горжусь тем, что участвовал в написани заглавной песни и это один из лучших моментов моей жизни. С другой стороны, я не уверен, что некоторые вещи на пластинке мы доработали до конца. Нужно было более тщательнее с ними заниматься и получилось бы намного лучше, но это мое личное мнение. Факт в том, что никогда нельзя быть полностью удовлетворенным, можно только убедить себя в этом. Это нормально, когда некоторые говорят, что та или иная песня им не нравится. Всем не угодить. Почти на всех наших пластинках есть песни, которые я бы записал иначе. Если бы я все делал сам, я бы говорил каждому, как нужно играть, но у нас группа, и не какая-нибудь, а Deep Purple. И смысл командной работы - обсуждать идеи друг друга. Иногда и собственные идеи после этого совершенно неожиданно выглядят иначе. Мы не ориентируемся на собственное прошлое. Мы хотим создавать что-то новое, хотя не забываем о том, что мы - Deep Purple. Нам интересно играть, поэтому, как мне кажется, группа и существует. У нас все честно. Мы не стараемся менять наше звучание на более коммерческое. Мы просто хотим создавать что-то новое.

      - Что изменилось с уходом Джона Лорда и приходом Дона Эйри? Как публика восприняла это?

- Пожалуйста, на воспринимайте это негативно. Я начну с другого. Я встретился со Стивом Морсом, когда он выступал со своей группой Dixie Dregs. Я знал, что Стив - очень хороший выбор для Deep Purple. Он спросил меня : "Роджер, что конкретно ты хочешь от меня?". Я ответил: "Единственное, что я хочу - чтобы ты остался самим собой. Мы не ищем замены Ричи Блэкмору. Мы не хотим, чтобы кто-то его копировал или сочинял в его стиле. Мы не хотим другого Ричи. Мы хотим Стива Морса. Ты должен быть самим собой". Это был новый поворот, такой же как и с Доном Эйри. Я помню первый концерт с ним где-то два с половиной года назад. Он тогда подменял Джона, когда у того были проблемы со здоровьем. Я отправил Дону пленку, по которой он должен был выучить клавишные партии. После первого концерта я сказал ему: "Молодец, Дон. Мне понравилось". А он в ответ: "Знаешь, первые двадцать секунд я пробовал играть как Джон Лорд, но потом понял, что должен играть как Дон Эйри". Именно это я хотел от него услышать. Джон - это Джон, личность со своим стилем. Это можно сказать и про Дона. Конечно, группа звучит иначе, потому что игра отличается. Взаимодействие Дона Эйри и Стива Морса выглядит по-другому, нежели Стива и Джона.

      - Продюсером новой пластинки был Майкл Брэдфорд. Почему ты сам этим не занимался?

- Я никогда не стремился к этой работе. Просто в свое время было больше некому.

      - Ты был недоволен результатом или процессом?

- И тем, и другим.

      - Правда? Я удивлен.

- Я бы много сделал сейчас по-другому. Некоторые песни я бы записал совсем не так или даже изменил бы мелодии. Должен сказать, что ни один наш альбом полностью меня не удовлетворяет. Я всегда хочу что-то улучшить, поэтому я не очень подходящий человек для этой работы. Когда продюсер со стороны, у меня повляется свобода действий как у музыканта и композитора, поэтому я очень доволен этим положением дел.

      - Для Майкла Брэдфорда трудно работать с таким опытным продюсером как ты. Ты помогаешь ему?

- Как музыкант я говорю о том, что думаю. Речь идет об игре, о звучании и так далее. Во время же его работы я молчу. Ему не нужно, чтобы кто-то говорил, как надо делать. Нет объективной правды в этих вопросах. Есть только субъективные мнения. У него свое, у меня свое. Я должен это уважать до тех пор, пока я вижу, что не приближается катастрофа.

      - В Deep Purple царит демократия?

- Да. Deep Purple очень демократичная группа. Если бы это было не так, группа столько бы не продержалась. Каждый из нас может позволить себе иметь собственный бэнд, потому что с идеями проблем нет. Из-за этого не всегда легко работать, потому что каждый отстаивает свое мнение, но это все музыкальные разногласия без личной вражды. Когда музыка звучит не так, как тебе хочется, ты говоришь о том, что можно сделать для того, чтобы улучшить звучание. Это все похоже на политические дебаты. Нужно уметь правильно сформулировать собственные аргументы. Когда сочиняешь вместе с кем-нибудь и выслушиваешь чужие идеи, нельзя говорить о них , что это "полная лажа". Настроение у всех сразу ухудшится. Поэтому приходится очень деликатно объяснять, почему тебе эта идея не нравится. Одновременно прислушиваешься к чужим мнениям и стараешься понять, действительно ли твои идеи не подходят или просто человек хочет еще одну свою песню на пластинке. У нас в Deep Purple атмосфера рабочая. Каждый понимает, что не всякая идея хороша. Иногда думаешь, что сочинил что-то гениальное, а потом высяняется что это никуда не годится. И наоборот, думаешь, что не придумал ничего собенного, а потом высяняется, что это стопроцентный хит. Так все и происходит. Это необходимо для того, чтобы научиться отличать хорошее от среднего.

      - После ухода Блэкмора были позитивные изменения в этом плане?

- Нет. Первые годы с Блэкмором были такие же как сейчас со Стивом. Ричи приходил с риффами и своим представлением о том, какую аранжировку нужно сделать. Деспотом он не был. У Джона Лорда, Иэна Гиллана и Иэна Пэйса были свои идеи, за которые они боролись. Дело в том, что Deep Purple - группа , ориентированная на гитару, поэтому видно в первую очередь то, что делал Ричи. Никто из нас гитарой не занимался, поэтому он был очень важен для группы. Однако нельзя сказать, что везде слышно только влияние Ричи. Это было коллективное творчество.

      - Для тебя как бас-гитариста переход от игры с Блэкмором к Стиву Морсу тоже был не так прост?

- Конечно. В эпоху Блэкмора я скорее помогал ему играть риффы. Это трудно описать словами, но когда мы записывали Purpendicular, я почувствовал себя бас-гитаристом как никогда. Здесь нужна была моя музыкальная индивидуальность, и я не должен был закладывать фундамент для риффов Ричи.

      - Но это ведь и новая задача?

- Конечно. Стив прекрасный гитарист и Dave La Rue (бас-гитарист в его группе Dixie Dregs) виртуозно играет. Моя техника не так хороша как у него. Проще говоря, я не Jaco Pastorius. Я сказал Стиву: "Слушай, я знаю, что ты привык играть с виртуозами, но я так не могу". На фоне Стива я выгляжу бледно, но Стив не из тех людей, кто высмеивает других музыкантов. Он показал и научил меня таким вещам, которые я раньше никогда не смог бы сыграть. Он оказался хорошим и терпеливым учителем.

      - Теперь ты по-другому ощущаешь свою роль?

- Да. Сегодня я чувствую себя бас-гитаристом больше чем когда-либо. Моя игра - это очень важный элемент в звучании группы. Бас-гитара теперь дополняет гитару, а не повторяет как раньше. Это новый шаг в истории Deep Purple.

      - Тебе это нравится больше?

- Да, хотя и раньше мне тоже нравилось. Удовольствие - это такая вещь, которую нельзя взвесить.

      - Но на сцене труднее, потому что ты должен полностью на игре концентрироваться?

- Совсем нет. Выучиваешь свою партию, и потом уже все легко. Думаю, что как бас-гитарист, за последние десять лет я прогрессировал больше, чем за двадцать лет до того. Бас-гитара не была особенно важна в моей жизни. Я больше ощущал себя композитором и играл только для того, чтобы быть на сцене.

      - Как ты записывал бас-гитару на альбоме Rapture Of The Deep?

- Мой инструмент называется Vigier, звук в комбинации с усилителями и DI-Box-Signal. Все записывал под игру барабанов Иэна Пэйса. Я абсолютно доверяю его чувству ритма. Раньше в восьмидесятые мы использовали специальное устройство Click-Track для того, чтобы правильно удерживать ритм всю песню. Несколько вещей из-за этого, по моему мнению, были испорчены.

      - Например?

- Wasted Sunsets. Прекрасная песня, полная чувств, но мне кажется, что звучит она холодно именно из-за этого. Пэйс теперь научился правильно играть с Click-Track. Все эти технические новшества должны помогать, а не забирать индивидуальность. Для нас главное - концертные выступления, и работа в студии скорее компромисс. Ты что-то записываешь для вечности.

      - В студии вы записываете несколько вариантов и выбираете лучший?

- Во время записи Rapture Of The Deep для этого не было времени. Мы встречались в полдень в студии, пили кофе и играли несколько часов, пока из этого не получалось что-то конкретное. Потом определяли где припев, где соло, какая тональность и так далее. Некоторые песни записывали с одного раза.

      - С одного раза?

- Да. Больше двух раз не играли. Можно записывать еще много раз, но получается потом механически. Мы концентрировались на первых двух вариантах.

      - Как тебе нравится звук бас-гитары на Rapture Of The Deep?

- Если бы я сам все делал, звук не был бы таким глубоким. Майкл Брэдфорд, который, кстати, сам хороший бас-гитарист и мультиинструменталист, так решил.

      - Тебе это нравится или нет?

- Да, я сам бы вряд ли так сумел. Мне нравится агрессивный, резкий звук, как если бы играли на гитаре Rickenbaker с колонками Marshall. Недавно услышал Smoke On The Water по радио и мне понравилось, что бас-гитару очень хорошо было слышно, хотя я не стремлюсь к этому. Мне нравится, когда бас-гитара гармонирует с ударными.

      - На сцене у тебя такая же аппаратура как и в студии?

-Нет. На сцене у меня усилитель SWR и колонки. В студии все намного компактнее и разнообразнее. Большой выбор.

      - Какие планы на будущий год? Будут ли сюрпризы?

- Сюрпризы у нас каждый вечер. Например, Highway Star всегда играем по-разному. Психологически помогает.

      - Зрители это замечают?

- Те, кто часто ходит на концерты, замечают. Они чувствуют, что мы играем спонтанно. Всегда трудно найти баланс между старыми и новыми песнями. Каждому угодить невозможно. Некоторые думают, что мы только и делаем, что играем одни и те же хиты постоянно. Мы так не считаем. Во-первых, многие именно эти хиты хотят от нас услышать. Из новых песен тоже не все подходят для концертного исполнения. Скорее всего придется убирать каждый вечер одну-две песни, чтобы попробовать новый материал. В следующем году ожидаются революционные перемены. Будем играть много новых песен, хотя, конечно, нельзя некоторые хиты убирать из программы. Благодаря им мы смогли записывать новые пластинки.

      - Последний вопрос. Есть ли твои любимые старые песни, которые вы долго не играли?

- На альбоме Fireball есть песня Fools. Мы никогда не играли ее, но несколько лет назад попробовали и получилось отлично. Так что посмотрим, что попадет в концертную программу. Конечно, и без новых песен не обойтись.



Home   WWW . DEEP-PURPLE . RU


Курсы маникюра и наращивания ногтей в Москве. Курсы наращивание ногтей маникюра педикюра.