Interview


STEVE MORSE


"Gitarre & Bass", November 2005
Перевод: Олег Недоспасов (olegned22@yahoo.de) для www.deep-purple.ru


      После концерта в Дюссельдорфе 3 сентября 2005

- Это был хороший концерт и публика довольна.

      - Согласен. Вы поэтому две песни из нового альбома Rapture Of The Deep сыграли ?

- Нет, дело в том, что наш продюсер Майкл Брэдфорд прилетел специально из Калифорнии на нас посмотреть. Он ведет переговоры с фирмой звукозаписи. Мы хотели, чтобы он послушал новый материал на концерте.

      - Эксперимент удался?

- Да. Эти песни подходят для выступлений в больших залах.

      - Моменты, когда исполняются новые песни в первый раз на сцене, относятся к самым лучшим в жизни музыканта?

- Я не знаю, к самым лучшим или нет, но к хорошим точно. Должен сказать, что новый альбом целиком я еще не слышал. Мне дали одну единственную готовую песню для прослушивания и только лишь для того, чтобы убедить меня давать интервью.

      - Означает ли это, что вы не участвуете в заключительном процессе работы над альбомом?

- Нет. Мы специально не вмешиваемся. У нас было столько разных идей по поводу того, как должен был выглядеть альбом, что это напоминало хаос. Мы специально выбрали Майкла Брэдфорда, чтобы положиться на его мнение. Мы доверяем ему. Наша задача - просто музыка, а все остальное его работа. -

      - У тебя должно быть какое-то особенное состояние для того, чтобы сочинять?

- Нужно просто выспаться и все может получиться. Когда пробуешь этим заниматься с такими отличными музыкантами, так или иначе приходит хорошая идея.

      - На какой из альбомов Deep Purple похож Rapture Of The Deep?

- Запись была самой простой, если отсчитывать с момента записи Purpendicular. Все пятеро участников группы в одном городе и работают вместе целый день. Все продолжалось три недели. Первые шесть часов мы экспериментировали. После обеда и долгого перерыва уже появлялись конкретные идеи, над которыми работали до ночи. Иногда что-то переделывали. Сам процесс записи прошел очень быстро. Большинство времени ушло на обсуждение того, готовы ли песни к записи, и потом сразу записывали. С альбомом Purpendicular все продолжалось немного дольше, потому что у нас не было своего продюсера, и мы сами были должны все доработать. С музыкальной точки зрения альбомы равноценны, потому что они хорошо отражают состояние и работу группы в определенный момент.

      - Ты согласен с тем, что твое блюзовое влияние, а также элементы твоей любимой рок-музыки южных штатов, не так заметны на Rapture Of The Deep?

- Возможно. Но тебе это виднее. Каждый раз, когда я работаю с Deep Purple, я стараюсь предложить идеи, которые, как мне кажется, должны понравиться остальным музыкантам Deep Purple. Теперь еще появился Майкл Брэдфорд, которого я тоже должен был убеждать, но он уже доказал, что способен получать от нас такие песни, которые может быть и не родились бы без него.

      - Как изменилась группа после ухода Джона Лорда с приходом Дона Эйри?

- Дон Эйри большой поклонник творчества Джона Лорда, поэтому все прошло нормально. Кроме того, он профессионал высокого класса и всегда сразу понимает, что от него требуется. Точно также как и Джону совершенно не нужно говорить, что и как играть. Нужно просто дать ему играть и все. Это очень большой плюс для группы. Джон Лорд предпочитал сразу же работать над моими еще не совсем четкими и идеями. Дон больше предпочитает музыку в рок-н-рольной структуре.

      - Это повлияло на то, как вы теперь сочиняете?

- Без этого не обошлось, конечно. Всегда есть разные мнения о музыке. Если бы мы записывали новую пластинку с Джоном, получилось бы немного не так. Дон очень много работал со звуком. Он использовал интересные синтезаторы. С ним можно также хорошо импровизировать, как и с Джоном. Мне кажется, главное его достижение - это средняя часть песни Rapture Of The Deep, с немного этническим влиянием. Это была его идея. Мы работали всей группой над этим, изменили кое-что для того, чтобы добавить гитару. Потом долго спорили, где именно в песне сделать эту вставку. Дон, действительно, уникальный музыкант и по игре, и по звучанию. Именно в этой песне это проявляется отчетливо. Он такого же класса, как и Джон Лорд. Они оба очень много значат для группы.

      - Как записывали гитару в этот раз?

- Совершенно сумасшедшим способом (смех). Мы поставили маленькую колонку 2х12 в туалете студии, потому что было очень громко, а другой свободной комнаты для нее не было. Мы хотели играть одновременно, и нужно было что-то для этого придумать. В студии Майкла не было больше места, поэтому колонка оказалась в туалете. Сначала мне это не очень понравилось. Огромное количество полотенец было использовано для того, чтобы приглушить звук. Проблема была еще в том, что наш менеджер постоянно ходил в туалет звонить по телефону. Я не мог избавиться от чувства, что своей игрой я ему все время мешаю разговаривать. Забавно все это. Первое время звук был ужасный, потому что дверь там была стеклянная и из-за этого были дополнительные искажения. Я был скептически настроен, должен признать. Потом стало лучше. Майкл очень хорошо использовал эквалайзер и добился качественного звука. Я думал, что из всего этого не получатся даже черновые варианты, а в результате гитара для пластинки и была записана помощью колонок в туалете (смех).

      - Были гитарные наложения потом?

- Нет, я думаю соло для одной или двух вещей на пластинке были записаны потом. Все остальное было сыграно мной живьем с группой. И эти исключения были сделаны только потому, что у Иэна Пэйса в наушниках так громко звучала моя гитара, что он сбился с ритма.

      - Недавно ты перешел на аппаратуру фирмы Engl. Почему?

- Мой гитарный техник - немец Michael Berger, рекомендовал. Он во всем этом очень хорошо разбирвается и все держит в голове. Однажды он спросил, почему бы мне хотя бы раз не попробовать усилитель фирмы Engl? Это было как раз в тот момент, когда я собирался сменить аппаратуру.

      - Ты был недоволен своей прежней аппаратурой?

- Да. В конце концов, каждый усилитель - это компромисс. Это факт. Я использую разные усилители и в Steve Morse Band, и в Deep Purple, и в Dixie Dregs. Однажды мне понравилось звучание усилителя Marshall и я использовал его в Dixie Dregs. Было отлично, но уже на следующий вечер мне не понравилось. Усилители Engl хороши тем, что их можно по-разному программировать и выглядят они значительно лучше. Я даже хотел их взять только из-за внешнего вида, но когда попробовал играть, они произвели еще большее впечатление. Я высказал некоторые пожелания, для того, чтобы кое-что изменить, прежде чем они присвоят модели мое имя. После того, как я все попробовал, мы сотрудничаем с Engl. Мне нравится, что с помощью этих усилителей можно добиться длительного чистого звука. Раньше с другими усилителями мне этого не хватало. Даже наш звукорежиссер сказал мне: "Стив, ты должен обязательно играть с этой аппаратурой".

      - Работа над новой моделью уже закончена?

- Почти. Остались некоторые тонкости.

      - Поговорим о твоей гитаре. Раньше я тебя все время видел с синей гитарой фирмы Music Man. Теперь у тебя какая-то цветная модель.

- Это тоже гитара фирмы Ernie Ball/Music Man и называется Y2d. Y2d означает "why two decades", то есть "почему двадцать лет фирма Music Man ждала, чтобы выпустить эту модель гитары". Я хотел кое-что изменить и мы все это обсудили. Звук, в общем, сравним с тем, что на старой модели, но структура гитары немного изменена, и звукосниматели отличаются. Кроме того, мне понравился этот темно-фиолетовый цвет. Я раньше ни у кого такого не видел. Идея хорошая. Я пробовал экспериментировать с лаком разных расцветок, и появилась идея сочетать естественный древесный цвет с фиолетовым. Попросил у фирмы, чтобы они прислали образец, и мне понравилось. Они спросили, нужна ли резкая граница одного цвета с другим, но я сказал, что не хочу этого. Потом они предложили плавный переход как на моей старой гитаре, и я сказал, что это подойдет. Так все и получилось. Еще я сказал, что четвертый звукосниматель я никогда не использую на концертах. Он нужен только для студии и то очень редко, поэтому мы отказались от него. Я на концертах использую пять тембров в общей сложности, и этого можно добиться с этой моделью.

      - Как называется гитара официально?

- "Y2d - Purple Sunset". Будет выпускаться серийная модель, и каждый желающий сможет ее купить в музыкальных магазинах.

      - Ты уже десять лет в Deep Purple. Какие песни тебе приятнее всего играть на сцене?

- Мне нравятся все песни. Ричи Блэкмор - выдающийся гитарист и композитор. Эти знаменитые риффы, может быть, кажутся простыми, но именно поэтому их приятно играть. К примеру, Lazy, Perfect Strangers или Smoke On The Water. Это все звучит здорово на любой гитаре, и играть очень приятно. Конечно, мне нравятся и новые песни, которые сочинили не без моего участия (смех). Deep Purple - это такой удобный диван, на котором можно сидеть всю жизнь и все равно приятно. У меня хорошие помощники, которые занимаются звуком, и мне самому перед концертом ничего не нужно делать. Я просто выхожу на сцену и получаю удовольствие от концерта, поэтому мне очень хорошо в Deep Purple. Дон может играть безумно сложно, но он всегда поддерживает меня, когда я играю риффы. В любой момент мы можем повысить уровень сложности, когда это необходимо для песни. Это здорово. Я люблю комбинацию из очень простых вещей и виртуозных соло.

      - Из четырех знаменитых гитаристов Deep Purple (Ричи Блэкмор, Томми Болин, Джо Сатриани и Стив Морс) только Блэкмор и ты отметились сочинительством. Чем отличается эпоха Блэкмора от эпохи Морса?

- Я хорошо помню, как пришел в Deep Purple. Я хотел направить группу в сторону Machine Head. Они прислали мне пленки с записями, по которым я должен был выучить все партии, и звук на них совсем не соответствовал тому, как я себе представлял и помнил Deep Purple. Орган, например, должен был звучать как Leslie, но звучал так, будто это был обычный синтезатор с усилителем. Мне это совсем не понравилось, и я постарался возродить то старое звучание. Они играли Woman From Tokyo без средней медленной части, которую я очень любил, и совсем не играли Hush. Я спросил: "Что вы делаете?! Давайте играть, это же отличная песня! Немного поработаем над ней и все будет звучать здорово и даже современно". Я всегда хотел, чтобы у Deep Purple было немного акустического звучания, как, например, у Led Zeppelin с Gallows Pole. Я люблю разные стороны музыки и считаю, что это должно быть у Deep Purple. Мне кажется, что с моим приходом группа стала разнообразнее. Во всяком случае, это была моя цель как гитариста.

      - Стив, спасибо за интервью.

- Не за что, в любое время.



Home   WWW . DEEP-PURPLE . RU


Лучшее Лебединое Озеро билеты , билеты на Лебединое Озеро в Большой театр.